Стихи и поэмы. Проза. Переводы. Письма. О поэте. Фото и видео.

Искусство для первого ряда

Леонид Латынин
Леонид Латынин
24 мая 2019 г.

Сегодня День Рождения АЛЕКСЕЯ ПАРЩИКОВА. Парщиков, Алексей Максимович (Эта фотография одна из шести, случайно оставшаяся у меня (я получил это фото на Кузнецком, где мы вместе фотографировались на документы, но Алеша уехал неожиданно раньше)).

Алексей Парщиков

Его виртуозное зазеркальное словотворение никак не может успокоится, оно отраженно ворочается в сознании, как медведь во время спячки или камень на краю водопада.
И сегодня, как толкающие друг друга в неразберихе вокзальной толпы человеки, слова его стихотворений образуют некий сверхтекст, который читают только те, что обучены грамоте «ИСКУССТВА ДЛЯ ПЕРВОГО РЯДА» Я вспомнил это определение и нашел его текст в беседе с Бавильский Дмитрий — Вот этот отрывок

ДБ. Отклонение – в необычности, занозистости звучания, мгновенно окликающегося внутренним диском- фортом: легких путей вы не ищите. Скажем, я никогда бы не назвал свою книжку таким образом, а вы уже с названия начинаете проблематизировать общение с читателем (я привык, что читателю нужно помогать)...

ЛЛ. Вы знаете, для меня литература – не супермаркет, в который может зайти каждый, дверь открыта, и все – на полках, ценники – в копейках, а скорее – ВЫСОКАЯ ОПЕРА, куда не только нужно купить дорогой билет, но и быть профессионалом или неистовым меломаном (Viatcheslav Brecht)– иначе зачем билет покупать. Или вход в пещеру Платона , который недоступен, если не знать пароля: « Сим– сим, открой дверь».
В изданной переписке Парщикова и Курицына Алексей воспроизводит мою притчу об «искусстве для первого ряда».

«Метафора парафина выполнена в виде разномерных параллелепипедов, покоящихся на своих широких основаниях в одной плоскости на полу. Тут мне вспоминается одна история, чей copyright © принадлежит Леониду Латынину, о том, как его и интернациональную секцию критиков после чего-то там такого пригласили на балетное представление в королевский дворец в Испании. На образцово плоском узорчатом древнем полу дворца расставили несколько рядов стульев для гостей. Естественно, никакого амфитеатра не предполагалось. Не ожидалось и то, что танцоры весь спектакль исполнят лежа на полу, по замыслу хореографа, так что полное действие могли видеть только те, кто находился в первом ряду и заслоняли спинами сидящих сзади. "Таким образом, — сказал Леонид, — есть еще искусство для избранных, назовем его искусством первого ряда". Кажется, я уже тебе толковал этот живой анекдот. На выставке Эннипера, где объекты тоже лежали на полу, ходило множество головокружительных женских ног в черных нефтяных чулках, и я подозреваю, что все фрау, пришедшие на вернисаж и умеющие профессионально читать пространство, солидарно решили проблему своих фасонов для этого вечера. Поскольку ноги автоматически вчерчивались в обзор».

Поскольку версия Парщикова пропущена через его стилистику и сознание, воспроизведу протокол это события. В 1995 году Португалия принимала очередной конгресс членов World Organization forPoets. Акция проводилась штатно европарламентом, посему прием был пышным. Одним из угощений, которым нас потчевали, был жутко модерновый французский балет, руководителем была обозначена Olga Roriz.

Это проходило в бывшем тронном зале королевского дворца. Небольшая площадка, где некогда стоял трон, и была местом, где танцевали артисты, и перед ними стояли в четыре ряда десятка полтора стульев. В первый ряд сели тогдашний президент Мариу Суареш, лауреат нобелевской премии Воле Шоинка, премьер и, кажется, испанский поэт. Я сел сбоку, боясь помешать сидящим за мной видеть происходящее на сцене. Практически весь танец происходил на полу. И севшие в прочие три ряда мало что видели. Вечером на приеме я сказал Ольге, – увы, даже из второго ряда в Вашем спектакле трудно что-то увидеть. И она мне ответила, не без улыбки, что ее «искусство для первого ряда.»

В мою задачу не входит помощь читателю. Мой диалог возможен только с теми, кто знает пароль и язык, на котором я говорю, и, разумеется, контекст культуры этого языка.

К счастью, круг моих собеседников и читателей пусть и не столь широк, несмотря на европейские переводы, но весьма для меня содержателен. Впрочем, мне хватило Нива, Жорж, Клода Фриу, Eugen Witkowsky, Ольга Кольцова (Olga Koltsova) Евгений Креславский, Alla Latynina Yulia Latynina, Ольга Ревзина, Георгия Гачева, Анастасия Гачева, Симы Маркиша, Алексея Парщикова, Владимир Емельянов (Vladimir Emelianov), Виктор Каган (Viktor Kagan), Дарья Воронцова (Darja Vorontsova), Бавильский Дмитрий, Sveta Konegen, Ekaterina Drobyazko, Elena Savina , Елена Астафурова Светлана Ланц (Svetlana Lanz) Генриетта Медынцева (Genrietta Medyntseva) Гелсина Станкевич, Наталия Федина (Natalia Fedina)Лиля Астахова и того, кого не знаю, но слышу его присутствие близко

Возможно, продаваться в супермаркете литературы не так уж плохо, рекламщики шустрят, продавцы суетятся. Но так уж получилось, что перефразируя Декарта, находясь в разных культурных измерениях, «МЫ НЕ ПОДОЗРЕВАЕМ О СУЩЕСТВОВАНИИ ДРУГ ДРУГА».

 
Сейчас на сайте 1 пользователь и 585 гостей.
]]>
]]>
Контакты:
Екатерина Дробязко, редактор;
Владимир Петрушин, вебмастер.