Стихи и поэмы. Проза. Переводы. Письма. О поэте. Фото и видео.

«... апофатический жест: образ через отрицание…»

Александр Давыдов
Алексей Парщиков - Александру Давыдову

Вообще история Erased уходит к 1953 году, когда юный Раушенберг припёрся к уже знаменитому Де Кунингу просить в подарок работу, какую не жалко, с целью стереть часть изображения. Стёр и выставил. Говорили, что даже продал, но это было сплетни. Это известный случай, один из мифов абстрактного экспрессионизма. Разработка этого мифа у Жоры оригинальна. Дело в том, что безлюдные миры абстрактной живописи, в отличие от фигуративной, не имеют памяти, т.е. активно не обращаются к ней. Узнавание, которое нам необходимо для "прочитывания" фигуратива всегда "распознавание", например: когда на картине Пармиджанино Мария передаёт ребёнка волхву, то мы узнаём персонажей, следим за жестом, за траекторией фигур, выполняющих действие. Нельзя сказать, что абстракция совсем не адресуется к памяти, и там есть способы её задействования, но это уже манипуляции с формами, а ассоциативная память присутствует всегда, конечно (пятна Роршеха или если абстракция динамична в меру своей "графичности"). Жора, введя "стирание", вернул абстракции память, свойственную восприятию фигуративных картин. Такой получился апофатический жест: образ через отрицание. А "стёртые" площади картины, художник вырезал в виде отдельных фигур и завесил ими лестничный пролёт до пятого этажа. Это именно фигуративы, призраки, зубчатые какие–то тела неизвестного алфавита между зубьями ступеней — режущий пронзительный звук. Забавно получилось. А Жорин сын Илья сделал фотографию — на огромном полотне, одном из тех, что сейчас висят вдоль стены, он расположил десяток обн. девушек и заснял сверху, так что они там как мухи на ленте. Снимок есть в газете–каталоге.

Источник публикации: 
Памяти Алеши
 
Сейчас на сайте 0 пользователей и 622 гостя.
]]>
]]>
Контакты:
Екатерина Дробязко,
вебмастер сайта.