Стихи и поэмы. Проза. Переводы. Письма. О поэте. Фото и видео.

Первая выставка фотографий Алексея Парщикова

КРЯКК 2015 - Первая выставка фотографий Алексея Парщикова«Менялся ландшафт во снах радикально»
Путешествия по фотографиям.

Первая персональная выставка фотографий
поэта Алексея Парщикова (1954 - 2009)

Куратор: Екатерина Дробязко

«Он писал о фотографии, «думал фотографией» (ведь фото-графия — свето-пись, свето-письмо). О воплощении слова, о поэтическом слове-свете, о метафизике света и зрения, ожидающего воплощения через поэтическое слово. Свет-зрение, через слово, уходящее вглубь, в звук — все это пересекается с его теоретическими работами и практикой фотографа».

Владимир Аристов

 

«К числу его самых известных строк принадлежит странный, абсурдистский пассаж из стихотворения «Деньги»:

В махровом рое умножения,
где нету изначального нуля,
на Каменном мосту открылась точка зрения,
откуда я шагнул в купюру «три рубля».

Этот кажущийся сюрреалистским пассаж, однако, имеет совершенно рациональное разъяснение, данное поэтом в эссе с характерным названием «Снимаю не я, снимает камера»: «Я занимался чуть-чуть фотографией из денег и несерьезно, когда было немыслимо появляться в журналах литературных. Однажды на Каменном мосту, болтаясь без дела с друзьями, я обнаружил определенную точку и с тех пор расставлял группы туристов перед „трояком“, т. е. на той небольшой площадке в первой трети моста, если идти от Замоскворечья, откуда открывается панорама, воспроизведенная неизвестным мне дизайнером на советской трехрублевой купюре. Это совсем узкая территория на мосту: чуть сдвинешься и — вышел из „трояка“, вернешься на место — снова попадаешь словно в реальный денежный мешок».

В самом городском пространстве спрятан вид с денежной купюры, в который может попасть фотограф, став на мгновение отчужденным от себя «взглядом денег». В гораздо более стандартном виде эта ситуация постоянно воспроизводится возле достопримечательностей, где тысячи туристов фотографируются с точки зрения, хорошо знакомой по миллионам открыток и «видов». Человек, таким образом, вписывает себя не столько в реальное пространство, сколько именно в открытку. Фотограф лишь выявляет то, что менее очевидно у литератора, также постоянно вступающего в шкуру другого, присваивающего фрагменты чужого видения: жанровые стереотипы, цитаты, намеки, идеи, клише...

Фотография, по мнению Парщикова, хотя и делается фотографом и фиксируется фотоаппаратом, в действительности есть лишь аспект мира, с которым можно совпасть.

И совпадение это выходит за рамки зрения, оно вовлекает в себя пространства и тела. Так, он пишет о фотомодели, что она способна «найти в себе дар прикосновения к фотопленке чуть ли не в физическом смысле, чувствовать распределение света всем телом: опытные модели осваивают световую среду самостоятельно, их почти не нужно „ставить“, они угадывают выгодную светотень без указки.

Нужно впитывать серебро фотопленки, переносить его на себя, а потом фотографировать собой всю страну, научая видеть других через себя. Население влюбляется в свое отражение (которое подменяется мисс-фото), нарциссирует, разглядывает веками свой мгновенный портрет, снятый, как писал поэт, через зрачок чорта».

Выворачивание внутреннего и внешнего у Парщикова представлено метафорой светочувствительного тела, которое фотографирует собой мир. Модель, объект фотографирования, сама становится камерой и фотографом».

Михаил Ямпольский,
«Из хаоса: (Драгомощенко: поэзия, фотография, философия)». — СПб: Сеанс, 2015)

 

Вот как сам Алексей Парщиков говорил о своем опыте:
«Я увлекаюсь фотографией. Она в помощь моим словесным занятиям».
(«Пушкин. Из письма Кате»)

«Когда я вошел в здание в 6.00 утра (пока еще мягкий свет), чтобы сделать несколько снимков для собственного любопытства и обживания неизвестного места, первый человек, которого я встретил, был сидящей в фойе на скамеечке слепой в черных очках с черным псом у ног. Такой читатель выпал на долю моего Contax 2».
(«2000 кадров в секунду».)

«...Фотография никогда не была связана с одноплановым бытом и расписаниями. Она имеет задачу провидческую и состояние сна ей ближе. Может быть, она — оглядка Орфея, и лучше разорвать фотографии, если не хочется слишком много знать о предстоящем...»
(«Снимаю не я, снимает камера»)

Как голый в колючках, ты резкостью сжат до упора,
швырни иголку через плечо — она распахнется, как штора,
за нею — в размыве — развертка и блеск пустыря,
откуда душа возвращается на запах нашатыря.

(«Фотография к "Выбранному"»)

Оставить комментарий

To prevent automated spam submissions leave this field empty.
Сейчас на сайте 0 пользователей и 392 гостя.
]]>
]]>
Контакты:
Екатерина Дробязко,
вебмастер сайта.